Еще раз к вопросу науки о туризме

05.02.2017 0 Автор * Kotachka*

Еще раз к вопросу науки о туризме

Еще раз к вопросу науки о туризме.

В прошлом столетии туризм был назван феноменом ХХ века , таковым он остается и в ХХI веке. Современное явление, которое мы называем туризмом, понятие настолько широкое и многоаспектное, что трудно определить в какой степени он как специфическое явление выступает самостоятельно рядом с другими феноменами психологическим, общественным, экономическим, географическом, культурном и др. [1]. Современный туризм в огромной степени влияет практически на все сферы человеческой деятельности.

Явление туризма, в виду своей сложности и многогранности, представляет интерес и выступает предметом исследования многих научных дисциплин как теоретических, так и прикладных. Среди них можно перечислить более 30 (по крайней мере) научных дисциплин, относящихся ко всей гамме наук: гуманитарных, общественных, естественных и технических.

В мире постоянно появляется множество научных работ, описывающих условия его существования, современное состояние, последствия его развития, как природные, так и социально-экономические и это в равной степени происходит как в глобальном, так и национальном, региональном и локальном масштабах. Авторы этих работ представляют разные научные дисциплины, а количество работ указывает на интеллектуальный размах, какой нарастает в настоящие время вокруг поисков места для исследования туризма в системе наук. Свидетельствуют об этом, также, конференции и семинары, проводимые а разных странах, во время которых тематика эта была предметом многих споров и страстных дискуссий.

Исходные данные и методы исследования.

Изучение современного состояния исследований туризма показывает огромное разнообразие вопросов и позиций, которые находят выражение, кроме прочих, в так называемых исследовательских подходах. Согласно Р. Макинтошу и Ч. Голднеру (1984), можно выделить, по крайней мере, 9 основных подходов, применяемых в исследованиях туризма: институтуциональный, посредством турпродукта, исторический, экономический, географический, социологический, организационный, системный и междисциплинарный. Ключевую роль в этих исследованиях играет междисциплинарное сотрудничество, которое способствует укреплению интеграции поля исследования туризма. Суть этого сотрудничества основывается на поиске ответов на одни и те же вопросы, но с точки зрения различных дисциплин.

Анализируя проблему придания туризму статуса самостоятельной научной дисциплины можно заметить много различных и часто противоречивых мнений, высказываемых на этот счет разными группами ученых. Сдается, что возникают они в большой степени, исходя из разных исследовательских традиций (вместе с признанными в их кругах парадигмами), которыми руководствуются отдельные исследователи туризма. Это означает, что, может быть, ключевую роль играет здесь так называемая научная идентичность ученого, которая влияет на его взгляды относительно статуса туризма как научной дисциплины.

Результаты и обсуждения.

Можно принять, что проблема туризма как области научных исследований, а также как самостоятельной научной дисциплины появилась в литературе практически почти в тот же период, когда началась научная дискуссия о туризме. Суть этой дискуссии сводилась в основном к вопросу: должна быть одна наука о туризме или мы имеем дело с весьма динамичным процессом становления наук о туризме.

Основные темы, обсуждаемые, также в научных публикациях и на конференциях, касаются предмета, проблематики и методов научных исследований, а также феномена туризма, места этих исследований в системе наук, что именно выражается в несовпадении мнений по вопросу, можно ли сегодня говорить о самостоятельной науке о туризме , или о науках, занимающихся туризмом.

Однако же, несмотря на оживленную дискуссию на эту тему, проблема остается весьма далекой от конечного решения. Причем это касается как англоязычной литературы, так и франкоязычной, а также литературы многих других стран. Одновременно можно отметить три отдельные позиции, презентованные различными группами исследователей: некоторые из них признают науку о туризме как самостоятельную научную дисциплину, другие против этого и считают, что туризм должен изучаться системой наук о туризме ; третья же группа исследователей находятся между этими крайними взглядами. Хотя можно представить и некоторые иные взгляды на проблему, о чем речь будет ниже.

Сторонники единой науки о туризме , такие, например, как Babu (2008), Goldner, Ritchie (2006), Jovicic (1998), Leiper (1981, 1990, 2000), Page (2003), Ryan (1997, 2001), Viceriat, Origet, du Gluzeau, Balfet (2005), приводят разные аргументы, указывающие на необходимость признания самостоятельной науки о туризме. Некоторые из них предлагали даже названия для этой дисциплины: турология (Leiper, 1981), туризмология (Jovicic, 1998) или туристология (Chlopecki, 2005.

N. Leiper, как один из главных сторонников признания единой науки о туризме, обращает особое внимание на общественную акцептацию этой науки, а также ее хозяйственное и культурное значение. Выражением этого являются программы учебных заведений, готовящих турстские кадры в таких старанах как Австралия, Канада, Франция, Индия, Польша, Великобритания, США, начиная с 60-70 годов ХХ века. Сюда же мы можем добавить и страны СНГ. Учебным программам в вузах этих стран сопуствуют также программы научные.

Подобных взглядов, хотя и выраженных в несколько иных контекстах, придерживются и такие иследователи, как Ritсhie, Sheehan, Timur (2008) или Hall, Williams, Lew (2004) и др.

С другой стороны существует многочисленная группа противников единой науки о туризме. Главным их аргументом являются вопросы методологии исследований. Так, например, Bowedes (1982), Borret (2005), Pearce (1993), Tribe (1997) утверждают, что единая наука о туризме не имеет единой повсеместно признанной дефиниции, или собственной, оригинальной теории, что вызывает главные возражения с онтологической эпистемологической точек зрения. Даже Goldner и Ritсhie (2006), которые принадлежат к группе сторонников единой науки о туризме, признают, что нехватка дефиниции становится одной из наиважнейших проблем. Witt, Broke и Buckley (1994) добавляют, что исследования туризма остаются динамичными, разнообразными, а временами внутренне противоречивыми . Franklin и Crang (2001), анализируя способы расширения знаний на тему туризма, замечают, что исследователи часто поддаются политическим влияниям, либо находятся в зависимости от организаций, финансирующих исследование. Lynch и Brown (1999) добавляют, что для факторов политических и деловых теория становится излишним баластом, который не имеет большого веса в контексте практических вопросов организации туристской деятельности. Athiyaman (1997) критикует многих исследователей туризма за отсутствие с их стороны вклада в развитие теории туризма. Meethan (2001) критично оценивает содержание журналов, книг и научных конференций, которые остаются не теоретизированными, эклектичными и некомпактными . Подобного мнения придерживается Wailer (2003), отвергая мнение якобы исследования туризма нельзя уже упрекнуть в том, что они не имеют теоретических основ. Tribe (2006) утверждает, что дисциплины могут играть селективную роль, определяя то, чего должны касаться исследования (а чего нет) . Он также приводит проблему тиранизирующей роли дисциплины, которая могла бы привести к ослаблению исследований туризма вместо их усиления. Чтобы проиллюстрировать это автор этот упоминает работу Rojek, Urry (1997), а также Franklin и Cranda (2001), в которых указывается на тиранизирующую роль экономики в исследованиях туризма.

Помимо этих взглядов сторонников и оппонентов единой науки о туризме, можно выделить группу исследователей, которые не выражают свои взгляды так однозначно, хотя отмечают вес этой проблемы. Причислить к ним можно, например Ateljevica, Rritcharda. Morgana (2007), Cazesa (2001), Danna, Nasha и Pearceа (1998), (1990, 2001) или Knafou (2005). Они соглашаются, что туризм может трактоваться как область исследований и готовы заакцептовать утверждение, что исследования туризма находится в стадии поиска зрелости. Взгляд этот достаточно хорошо вписывается в модель Kuhna (1996) о фазе предпарадигматичного туризма и что он использует парадигмы других дисциплин. В то же время они признают, что нельзя исключать возможности наступления определенной им научной революции, в которой группа исследователей ломает дисциплинарные барьеры и начинает работу над особой дисциплинарной матрицей для исследования туризма.

Сдается, что одним из немаловажных сторонников такого мнения является (1990, 2001), который определяет четыре платформы развития исследований туризма и указывает, что платформа, основывающаяся на знании, хронологически является наипозднейшей и наиболее актуальной. Этот автор считает, что в отношении науки о туризме можно сказать: её научное путешествие в направлении новых границ, новых горизонтов, очевидно, продолжается . Достаточно оптимистичной перспективы придерживаются также Echtner и Jamal (1997), когда предлагают (в оппозицию парадигматичной модели Kuhna) воспользоваться подходом Bernsteina (1994), касающегося методологической взаимозависимости между естественными и общественными науками.

В дискуссии на тему единой науки о туризме, кроме вышеозначенных трех главных позиций можно выделить еще четвертую группу исследователей, которые считают, что исследование туризма должны быть междисциплинарными. К авторам, в большей степени разделяющим такой взгляд, следует отнести Liszewskiego (2010), Pearcea и Batlera (1993), Tribea (2006), а также Witta, Broke и Buckleya (1991). Часть из них считают, что междисциплинарный подход в исследованиях туризма согласуется с постмодернистским взглядом нa гибридизацию и постдисциплинарность в науке. Сторонники этого взгляда полагают, что междисциплинарность в исследованиях туризма будет в состоянии лучше ответить требованиями креативности и инновации в туризме.

Kadri (2008) считает, что междициплинарность позволила бы исследованиям туризма уменшить мотодологичное опоздание со взглядом традиционных дисциплин. Dewailly (2006, 2008), оставаясь скептиком в отношении туризмологии Hoernera, также предлагает междисциплинарность в исследованиях туризма и федеральную парадигму, которая могла бы объять отдельные антропологические, географические и исторические аспекты и создать из них базу новой науки. Для некоторых исследователей (Coles,Hall, Duvall, 2005) даже междисциплинарные исследования уже становятся недостаточными и они считают, что в современных условиях исследования туризма должны отойти от традиционных понятий в направлении более эластичных форм создания знания и перейти к гибридному подходу в исследованиях туризма. Здесь уместно вспомнить знаменитое выражение Н.Бора о том, что подлинно глубокая новая теория должна в определенном смысле быть сумасшедшей. Она должна порывать с прежним образом мысли, со старыми стандартами мышления.

Дискуссия на тему науки о туризме или наук о туризме на протяжении нескольких последних лет, можно сказать, ослабла и даже можно рискнуть сказать, что противники и сторонники единой науки о туризме остаются при своем мнении и ни одна из сторон не готова пойти на уступки.

В связи с этом вызывает интерес статья польского профессора Лешека Бутовски на эту тему, опубликованная в шестом томе Warsztaty z Geografii Turyzmu издания Лодзинского университета (2015) [2]. В статье автор задал себе труд исследовать этот вопрос подробнее. При этом, он построил эти исследования в три этапа: 1) обзор литературных источников (главным образом англоязычных и франкоязычных стран, а также Польши и других стран); 2) анкетирование групп исследователей туризма из разных стран Африки, Азии, Австралии и Океании, Америки и Европы (таблица 1); 3) сравнение результатов обзора литературы и проведенного анкетирования.

Таблица 1 Респонденты, подвергнутые анкетированию [2.

Анкетированием было охвачено две группы респондентов польские ученые (89 человек), занимающихся этой тематикой и заграничные исследователи туризма (162 человека), всего 251 респондент. Среди заграничных респондентов 20% профессора, доктора PhD 56%, магистры 24%. Представляли они, главным образом, университеты, а также научные общества и другие исследовательские центры. Польские респонденты были представлены, главным образом, академическими исследовательскими центрами.

Респонденты представляли различные научные дисциплины, такие как: география, экономика, менеджмент и маркетинг, физическая культура, спорт и рекреация, социология и антропология, регионоведение и другие общественные и гуманитарные науки. Среди анкетируемых 73% указали, что исследования туризма являются для них главными, для 27% исследования туризма являются дополнительной областью исследования.

Результаты анализа анкет зарубежных респондентов позволили сформулировать автору некоторые выводы общего характера: 1) 50% анкетируемых отметили, что проводят исследования туризма, используя парадигмы, признанные традиционными научными дисциплинами; одновременно 45% считают, что опираются в своих исследованиях на оригинальные парадигмы, специально принятые для исследования туризма; 2) значительное большинство респондентов (59%) считают себя исследователями туризма, тогда как 39% относят себя к представителями традиционных дисциплин; 3) 53% респондентов были готовы признать науку о туризме как новую научную дисциплину, 36% при этом были против этого. Всех международных респондентов отличает некоторые непоследовательность, касающаяся методологии и формального статуса науки о туризме. С одной стороны они в большинстве своем готовы признать себя представителями науки о туризме и достаточно легко признают её новой научной дисциплиной. С другой стороны, большая группа респондентов остается привязана к парадигмам традиционных наук.

Анализ также показал, что люди, которые получили образование по таким дисциплинам, как: экономика, география или социология более сильно привязаны к парадигмам этих дисциплин и одновременно чаще (чем, например, представители младших дисциплин таких, например, как физическая культура) чувствуют себя представителями этих дисциплин. Большинство лиц (47%) с титулом профессора считали себя противниками автономизации науки о туризме (44% опрошенных профессоров были готовы признать эту науку новой), тогда как представители остальных научных степеней в большинстве своем были за автономизацию науки о туризме.

Среди ученых, которые исследования туризма признали основным своим научным направлением, как это не парадоксально, было больше оппонентов, чем сторонников автономизации науки о туризме. И еще анализ показал, что среди ученых, имеющих большой стаж научных исследований больше оппонентов автономизаци, чем сторонников, в отличие от ученых, имеющих небольшой научный стаж, которые за автономизацию науки о туризме. Среди последних больше, также, готовых признать науку о туризме новой.

В Польше автором было опрошено 89 респондентов с различными научными степенями и учеными званиями, разным научным стажем и опытом, а также разного возраста. Представляли они все важнейшие научные центры страны, занимающиеся исследованием туризма. Проведенное анкетирование позволило профессору Л.Бутовски сделать следующие выводы: 1) только 24% респондентов отметили, что они в своих исследованиях пользуется оригинальными туристскими парадигмами; 2) одновременно 41% их считает себя представителями, проводящими научные исследования туризма; 3) и 48% из них были готовы признать туризм как научную дисциплину. Анкетные данные указывают на достаточно большую непоследовательность в области оценки методологии исследования туризма (а также его формального статуса) в Польше. С одной стороны, респонденты на достаточно высоком уровне готовы к автономизации науки о туризме, с другой стороны они сильно привязаны к парадигмам других наук, исследующих туризм. Если говорить в общем о мнении польских исследователей, в сравнении с представителями других регионов и стран, а также в отношении среднемирового уровня, то их можно признать наиболее консервативными, все данные приводимого ниже рисунка фиксируют наиболее низкие показатели Польши (рисунок 1.

Рисунок 1 Автономизация науки о туризме в мнении исследователей, представляющих разные регионы мира [2.

В ходе дискуссий о современном состоянии и направлениях дальнейшего развития научных исследований туризма часто подчеркивается, что серьезное влияние в этом деле будут иметь концепции, произрастающие из новых тенденций в философии управления наукой . Сторонники этого утверждения, вероятно, основываются на широте и глубине философской науки, как науки о всеобщих законах развития природы, общества и мышления, как общей методологии познания.

Нам же сдается, что в качестве всеобщей основы познания явления туризма как системы больше подходит география, вернее система географических наук. Во-первых, потому что география столь же обширна, как и философия в познании окружающего мира и имеет конечной задачей комплексное исследование природы, населения и хозяйства и установление характера взаимодействия между человеческим обществом и географической (окружающей) средой; во-вторых, потому что туризм есть ни что иное как географическое (пространственное) познание Земли , потому что туризм и география неразрывно связаны, ибо география именно та наука, которая рассматривает всю совокупность природных и общественных явлений и процессов в их пространственном (территориальном) выражении [3.

Не случайна поэтому все возрастающая роль в исследованиях туризма новой для стран СНГ науки географии туризма. Это интегрально-синтетическая наука, изучающая пространственную (территориальную) организацию туризма, предмет ее составляют анализ и синтез форм и соотношений пространственных туристских явлений и связанных с ними процессов, изменяющих и преобразующих пространство. В отличие от других наук, география туризма рассматривает туризм как целостную общественно-хозяйственную систему, изучая практически все аспекты туристской деятельности: и природно-географические, и социально-экономические, и экологические, и политические, и исторические, и научно-технические и др. [3.

В заключение хотелось бы высказать одну крамольную мысль (кстати, апробированную в кулуарах на одном из лодзинских Warsztatow z Geografii Turyzmu). Мысль эту можно рассматривать как своеобразный итог неоднократных высказываний автора в печати на эту тему. Кстати, автор относит себя к сторонникам автономизации науки о туризме туризмологии. Так, вот суть этой мысли: все ученые, которые поддерживают идею о единой науке о туризме (под разными названиями, правда), считают что эта наука только формируется и появится только в будущем. Мы же полагаем, что такая наука уже существует в настоящее время и имя ей география туризма.

Литература 1 Liszewski S. Nauka czy nauki o turystyce // Turyzm. – 2010.– №2 (20).–Lodz, S. 37-45. 2 Butowski jako dyscyplina naukowa – dylematy teoretyczne versus rzeczywistosc empiryczna/Badania nad turystyka, jeden cel, rozne podejscia/Warsztaty z Geografii Turyzmu, tom 6. – Lodz, 2015. – S.7-24. 3 Ердавлетов С.Р. География туризма: история, теория, методы, практика. – Алматы: Атамура, 2000. – С.4, 5. References 1 Liszewski S. Nauka czy nauki o turystyce // Turyzm. – 2010.– №2 (20).–Lodz, S. 37-45. 2 Butowski jako dyscyplina naukowa – dylematy teoretyczne versus rzeczywistosc empiryczna/Badania nad turystyka, jeden cel, rozne podejscia/Warsztaty z Geografii Turyzmu, tom 6. – Lodz, 2015. – S.7-24. 3 Yerdavletov S. Tourism geography: history, theory, methods, practice. –Almaty: Atamura, 2000. – 4.5 p.

Тема очень актуальная и дискутабельная. Но я бы хотел сказать, что здесь надо обсуждать не только будущую инфраструктуру вокруг проекта «Западная Европа- Западный Китай», а скорее те проблемы с которыми сталкивается вся туристическая отрасль Казахстана. Ведь есть огромный потенциал ставить те же этноаулы в местах где это позволяет погодные условия, электричество вырабатывать с помощью энергии солнца и ветра и так далее. Поддержка со стороны государства в виде налоговых освобождений на 2 или 3 года с начала проекта, так же способно привлечь инвестиций в эту отрасль, что несомненно снимает и социальное напряжение в регионах, так как идет создание новых рабочих мест для населения. Конечно, другой вопрос, это вопрос сервиса и услуг которые мы сможем оказывать.

Поделитесь интересной новостью:
Продолжить чтение:
Загрузка...